Прочитайте, как обстоят дела у сайта Дневников и как вы можете помочь!
×

URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
16:32 

Глава одиннадцатая. Путь

Our lives are not our own. From womb to tomb, we are bound to others. Past and present. And by each crime and every kindness, we birth our future (Cloud Atlas ©).
Эрик был могучим воином с огромным молотом, способным сокрушить зло во всех девяти мирах. Тор — так звали Эрика в той жизни. Он бился во льдах и снегах, среди звезд и вращающихся планет, при свете и в кромешной тьме. Кажется, он провел в боях всю жизнь и почти не различал их. Но сражение в снегах против ледяных великанов во многом стало последним. Тор подверг друзей опасности. Одного из них пронзило с десяток смертоносных игл, каждая длиной не меньше локтя. Просто драка, чтобы размяться, думал Тор за пару часов до этого. Новый виток войны, понял он, когда его окружили враги. Бог грома, наследник Асгарда, которого погубила непомерная гордыня. Брат пытался удержать его от поспешных действий, но разве бы Тор прислушался?.. Брат… Локи.
Один-Всеотец изгнал Тора на Землю… в Мидгард. Голова кружилась, сердце то ухало вниз, то подкатывало к горлу, а Тор падал сквозь миры, слабый и беззащитный, как никогда. Слова отца преследовали его: «Ты подверг наше царство угрозе страшной войны… Ты жадный, самодовольный мальчишка!» Он не достоин молота, власти, титула. Не достоин, не…
Земля резко устремилась к нему, и он бы непременно погиб, не будь он богом.
Не Земле Тор пытался найти молот… Мьёльнир, без которого асгардец не чувствовал себя самим собой. В поисках ему помогала девушка. Ее нельзя было назвать воином, но она вела себя, как борец, а значит была почти своей. Ее звали Джейн.
— Кто же ты? Откуда? — спросила она, когда они ехали в странной дребезжащей повозке… машине.
— Скоро увидишь.
читать дальше

@музыка: Ruslana - "Wild Dances".

@настроение: урааа! :)

00:15 

Глава десятая. Штурм

Our lives are not our own. From womb to tomb, we are bound to others. Past and present. And by each crime and every kindness, we birth our future (Cloud Atlas ©).
Передвигаясь по сырому ходу Тауэра, Изабелла думала о братьях. Она знала их как превосходных воинов и почти совсем не знала как людей. Бывали ли они в местах, подобных этому? Чувствовали ли холод каждую проклятую секунду? Сжимались ли их сердца, когда в любом неясном шорохе слышалась поступь врага? Изабелла старалась быть им хорошей сестрой и достойной продолжательницей рода Хашбагунд. Она давно уже убила в себе страх перед опасностью и смертью, но битва, предстоящая ей очень скоро, должна стать особенной, и Изабелла трепетала. Такие сражения называют переломными. Вот только что переломит эта битва — судьбу? Или саму жизнь?
Факел задрожал в руке идущего впереди рыцаря. Человек полуобернулся к Изабелле, и ей показалось, что огонь прошелся по его лицу.
— Не отставайте, миледи.
Его звали Джон Доброе Сердце, и он всегда был с ней ласков. Молодая женщина улыбнулась и продолжила путь.
Ход вел вниз, потом поворачивал и круто забирал вверх, затем продолжался уводящими по спирали ступенями. Сколько их было? Сто пять или сто пятнадцать? Изабелла сбилась со счета. Один раз кто-то из ее людей не выдержал и слишком сильно взмахнул мечом, убирая паутину. Сталь проскрежетала по камню. С десяток пар недовольных глаз уставились на невольного нарушителя тишины.
— Можно громче, а то враги тебя не расслышали, — огрызнулся другой рыцарь.
«Они все на пределе», — поняла Изабелла. Скорее бы этот коридор закончился.
читать дальше

@музыка: Оскар - "Бег по острию ножа".

@настроение: приподнятое.

14:31 

Глава девятая. Накануне

Our lives are not our own. From womb to tomb, we are bound to others. Past and present. And by each crime and every kindness, we birth our future (Cloud Atlas ©).
Бледное солнце поднималось из-за горизонта, накрывая город рассеянными лучами. Великий бог Один любил солнце, его сияние и то, как оно согревает и смертных, и богов. Но этот призрачный диск, еле просвечивающий из-за облаков, вселял в душу Одина тревогу.
Хотя, конечно же, дело не в солнце. Там, в смертном мире, далеко внизу, пересеклись судьбы короля, воина-одиночки и рыцаря. С тех пор тревога не покидала Одина.
Верная Фригг вышла к нему на балкон и остановилась рядом.
— Ты по-прежнему думаешь, что это была неудачная идея? — спросил он, не оборачиваясь.
— Вовсе нет. В том, что ты сделал, было больше жестокости, чем мудрости, но в итоге все обернулось к лучшему.
Один воззрился на жену с удивлением.
— Они ступили на тропу войны. Единственный неверный шаг — и они проиграют. Ошибка одного будет стоить жизни всем троим. И это — к лучшему?
— Они действуют заодно, — Фригг положила руку ему на плечо. — Тор и Локи выдержат это испытание, я уверена.
— А девочка?
— Если она так умна, как о ней говорил Тор.
читать дальше

@музыка: Le Roi Soleil - "À qui la faute?"

@настроение: беззаботное. :)

19:41 

Глава восьмая. Три воина

Our lives are not our own. From womb to tomb, we are bound to others. Past and present. And by each crime and every kindness, we birth our future (Cloud Atlas ©).
В последующие несколько ночей удавалось уснуть разве что женщинам и детям, да и то не сразу: тревога перед предстоящим походом накрыла замок мрачной пеленой предчувствий. Будто и не было радости и веселья прошедшего турнира.
Предводители похода определились сразу и очень естественно. Основное войско, возглавляемое королем, должно было идти на Лондон напрямик. Другой, лесной дорогой, отправлялась конница под предводительством герцога Хаммонда, которой поручалось отвлекать внимание патрулирующих черных рыцарей. Третьей и не менее важной силой был небольшой отряд графа Уорика. Он должен был отделиться от основного войска на подступах к Лондону, тайным ходом пробраться в город и проникнуть в него изнутри. В это же время герцог Эксетер, превосходно умеющий убеждать, поднял бы народ против Равенны и ее людей. Пятая часть армии во главе с герцогом Йорком оставалась защищать замок.
— Золотые Рыцари разделятся на два отряда, — сказал Генрих, и его голубые глаза блеснули в пламени факелов. — Большая часть пойдет со мной, остальные с герцогом Хаммондом. Леди Изабелла, вы присоединитесь к графу Уорику и будете прикрывать отряд в Тауэре.
Молодая женщина с готовностью кивнула. Когда-то король Ричард, обуреваемый подозрительностью, заточил в Тауэр ее деда. Лорда Эдварда Хашбагунда запытали до смерти, и его внучка ничего не забыла. И не простила. Захват Тауэра должен был стать возмездием, только теперь врагом был не эгоистичный король, а могущественная колдунья. Могущественная — но не бессмертная. И Изабелла мрачно усмехнулась своим мыслям.
читать дальше

@музыка: Д. Маликов - "Иди ко мне".

@настроение: светлое.

15:54 

Глава седьмая. Золотой Рыцарь

Our lives are not our own. From womb to tomb, we are bound to others. Past and present. And by each crime and every kindness, we birth our future (Cloud Atlas ©).
Издали мишень напоминала черно-белый водоворот. Она приковывала внимание, глаза так и жаждали сосредоточиться на темном круге в середине, а руки сами тянулись к луку и колчану на стене.
Генрих замедлил шаги, борясь с собой. На сегодня тренировок уже было достаточно, о чем каждую секунду напоминала ноющая боль в мышцах. Но тишина, стоящая в огромном зале, угнетала. Ее хотелось разбавить, всколыхнуть, оживить. Так почему бы не свистом стрел?
Когда пальцы Генриха коснулись белого оперения, он улыбнулся уголком губ. Стрельба нравилась королю гораздо больше, чем сражения на мечах, но в бою мечнику проще быть в первых рядах, а именно этого Генрих всегда хотел. Подавать пример своим воинам, быть защитником простых людей и опорой для всего королевства.
И что теперь? Почти все его воины истреблены, у простых людей нет ни надежды, ни веры, а королевство на грани разорения.
Стрела вонзилась в трех дюймах от середины мишени и слегка закачалась из стороны в сторону. Генрих резко, почти яростно, выхватил другую стрелу и прицелился. Отпустил — и боль, острая, пронзительная, взорвала плечо. Надо было остановиться, тем более что этот выстрел тоже оказался неудачным. Но непонятная, удушливая злоба — на Равенну ли, на ее рыцарей или на самого себя за то, что не смог предотвратить катастрофу, — душила, лишая даже способности трезво мыслить. Оставалось только действовать, заниматься хоть чем-то, чтобы не закричать и не сорваться. Поэтому Генрих делал единственное, на что у него хватало сил.
читать дальше

@музыка: Чай вдвоем - "Вместе с тобой".

@настроение: необыкновенно легкое.

18:15 

Глава шестая. Сомнения

Our lives are not our own. From womb to tomb, we are bound to others. Past and present. And by each crime and every kindness, we birth our future (Cloud Atlas ©).
С чего Генрих взял, что все в замке будут ему рады? Сплоченность его людей перед лицом опасности не значила, что они одинаково мыслят. Раньше у короля не было времени задуматься об этом, потом просто стало не до того: герцог Хаммонд отвел его в гостевые покои и перепоручил слугам, которые с живой сноровкой вымыли и переодели Генриха. И только когда он спустился в зал и принял из рук герцога Эксетера корону, Генрих внимательно обвел глазами присутствующих. Уже не как усталый путник, а как король. В этот-то момент он заметил хмурый взгляд графа Ричарда Уорика и понял, что не для всех здесь является желанным гостем.
Это обеспокоило Генриха, однако он не мог позволить себе сомневаться в подданных, которые предпочли стать изгнанниками, чем служить Равенне. Уже за этот выбор король был им признателен.
— Что с вами, граф Уорик? Вы не поприветствуете старого друга?
Но граф швырнул ему его любезность в лицо со словами:
— Думаешь, корона дает власть, щенок? Где ты был, когда мой сын погибал ради тебя? Где ты был, когда рыцари королевы грабили и убивали наших людей? Где был, когда ее чудовища наводили страх на всю страну? Они и сейчас это делают, с новыми силами, а ты спрашиваешь, что со мной?
Впервые Генрих видел своего приближенного в таком состоянии. Граф Ричард был готов убить его и, наверное, попытался бы, но его удержали от этого безумия. Кто — Генрих не запомнил. Он неотрывно смотрел на взбешенного соратника и друга, в глаза, в которых застыли гнев, отчаяние и вызов. То есть, те самые чувства, когда человеку нечего терять.
— Вы ищете смерти, граф Уорик? Она придет, но в свое время. А пока я прощаю ваши необдуманные слова.
Граф дернулся перебить его, но король со значением закончил:
— Я буду прощать вас снова и снова, до тех пор, пока вы верно служите мне. Ступайте.
читать дальше

@музыка: KPM Music - "To the Rescue".

@настроение: подвижное.

23:26 

Глава пятая. Вместе и порознь

Our lives are not our own. From womb to tomb, we are bound to others. Past and present. And by each crime and every kindness, we birth our future (Cloud Atlas ©).
— Если бы я знал, во что вляпаюсь, я никогда бы тебя не спас! — выпалил Эрик. — Сначала оборотни, потом летучие мыши! Теперь вот это!
«Этим» был громадный двурогий тролль — очередная тварь, подосланная королевой. Вдвоем справляться с чудовищами было легче, однако последнее нападение всерьез разозлило и без того неспокойного Охотника.
— Ты боишься? — прямо спросил Генрих, очищая меч от крови тролля.
Эрик не ответил, но этого и не потребовалось: король был проницательным человеком.
— Я тоже, — сказал Генрих после паузы. — Я не буду винить тебя, если ты уйдешь.
— Сказал же: проведу к Хаммонду.
— Разумеется, ты ведь человек чести. Но потом можешь уйти.
Потом, значит. Конечно, Эрик так и сделает. После гибели сестры ему не хватало только впутаться в колдовские разборки.
читать дальше

@музыка: Natalia Oreiro - "Mar".

@настроение: спокойное.

22:49 

Глава четвертая. Зачарованный лес

Our lives are not our own. From womb to tomb, we are bound to others. Past and present. And by each crime and every kindness, we birth our future (Cloud Atlas ©).
Все шло именно так, как надеялся Генрих. На восточной дороге ему не встретилось ни души, и у него еще никогда не было такого быстрого коня. Ни одна из стрел, которые выпускали в него враги, не достигла цели, а через четверть часа король почувствовал, что погоня отстала.
Местность вокруг менялась: реже попадались селения, чаще — обширные пустоши. Генрих десятки раз проделывал этот путь до замка герцога Хаммонда и обратно, и мог бы найти дорогу самой глухой ночью.
Но, когда Генриху оставалось только пересечь небольшой лес и подняться на холм, удача покинула короля. Его конь дико заржал и взвился на дыбы. Генрих попытался удержаться, однако поводья внезапно ожили в его руках, став гладкими и скользкими. «Змеи!» — пронеслось в его голове, прежде чем он упал на землю.
Конь умчался прочь, и было отчего. Посмотрев по сторонам, Генрих увидел, что его обступил густой лес. Словно заметив его взгляд, деревья на миг остановились, а потом продолжили надвигаться сами по себе, стремительно, заполняя собой пространство, как в кошмарном сне. Тьма сгущалась, подобно лесу, но страшно было не из-за нее, а из-за удушливого ощущения чего-то жуткого, непонятного, чему не было места в мире живых. И чем невозможнее это казалось, тем страшнее становилось.
читать дальше

@музыка: Catharsis - "Древние камни".

@настроение: отличное, но усталое.

23:15 

Глава третья. В трактире «Кабанья голова»

Our lives are not our own. From womb to tomb, we are bound to others. Past and present. And by each crime and every kindness, we birth our future (Cloud Atlas ©).
То, что он очутился в злачном месте, Генрих понял, еще не открыв глаза. В нос ударил запах вина, пота и нечистот, слышно было, как о стол грохочет посуда, но слышнее всего была пьяная ругань, отчасти перебиваемая болтовней и выкриками.
Генрих необычайно тяжело разлепил веки. Голова гудела. Кажется, он лишился чувств после того, как Равенна что-то сделала с ним. Они были вместе, а после… Что же произошло после?
— Вставай! Чего разлегся? — высокий человек в переднике ощутимо пнул Генриха в бок. — А одежда твоя где? По пьяни растерял?
— Похоже на то, — все еще не до конца очнувшийся Генрих оглядел себя. На нем была только ночная сорочка, та же, что и в брачную ночь, да и она уже пропиталась грязью и запахами заведения. — Где я?
Его собеседник прыснул.
— Точно напился в хлам! Ты в «Кабаньей голове», приятель.
читать дальше

@музыка: Two Steps from Hell - "Wrath of Sea".

@настроение: идиллия.

21:55 

Глава вторая. Да здравствует королева!

Our lives are not our own. From womb to tomb, we are bound to others. Past and present. And by each crime and every kindness, we birth our future (Cloud Atlas ©).
Равенна внимательно смотрела на свое отражение. Долго присматривалась, потом не выдержала и прошлась пальцами по шелковым складкам платья — не помялось ли. Но все было безупречно, шелк нежно ласкал ее кожу и словно струился по ней живым золотом. Женщина дотронулась до нити ожерелья на шее. Оно лежало ровно, жемчужина к жемчужине, а самая крупная — точно над впадиной между ключицами. Последнее касание предназначалось сетке на волосах, сияющей так же ярко, как и сами золотистые пряди. Равенна удовлетворенно улыбнулась. Она была прекрасна.
— Вы прекрасны, миледи, — отозвалась служанка позади нее.
Равенна поймала в зеркале ее восхищенный взгляд и чуть усмехнулась смущению девушки, которая тут же потупилась и зарделась, как маков цвет.
— «Ваше величество», — мягко поправила Равенна. — Сегодня я стану твоей королевой.
— Да, ваше величество.
Будущая королева Англии кивнула своей подданной и приказала позвать пажей. Двое мальчишек в парадных костюмах явились тотчас же с тяжелым свадебным шлейфом в руках. Равенна улыбнулась шире, и, если бы слуги были внимательнее, они бы заметили, что в этой улыбке было гораздо больше злого тщеславия, чем радости и предвкушения праздничной церемонии. Но все они, ослепленные, покоренные красотой и очарованием Равенны, видели лишь то, что хотели видеть, — блистательную королеву, подобную солнцу.
читать дальше

@музыка: Н. Подольская - "Поздно".

@настроение: отличное!

22:50 

Глава первая. Все имеет свое начало

Our lives are not our own. From womb to tomb, we are bound to others. Past and present. And by each crime and every kindness, we birth our future (Cloud Atlas ©).
В этот день на поле битвы яблоку негде было упасть. Конское ржание заглушало крики людей, в ушах глухим эхом отдавался свист стрел, и каждая могла стать для кого-то роковой. Звенела сталь, и мечи уже давно не сияли тем благородным светом, о котором поют в балладах. Зато на клинках все множились отметины от крови, внутренностей и порванных сухожилий.
Король Генрих Английский обернулся именно в тот момент, когда вражеское копье вонзилось в щит герцога Хаммонда. Это ненадолго задержало врага, и герцогу как раз хватило времени вспороть противнику живот. Что-то бесформенное вывалилось на землю, а следом рухнуло и само тело.
— Берегись! — закричал Генрих. Хаммонд успел перехватить удар следующего противника и поразил того из-под руки.
Генрих скорее почувствовал, нежели увидел приближение своего собственного врага. Пятьсот какого-то за этот день. Этот парень хотел раскроить ему череп, но промахнулся и оставил глубокую вмятину на наплечнике. Король зашипел. Ударил в ответ, почти не заметив, что клинок рассек артерию на шее врага. Теплые темные капли брызнули на лицо, и Генрих едва успел смахнуть их, прежде чем принять удар другого неприятеля.
Гербы благородных домов — на знаменах, доспехах, лошадиных попонах — мелькали перед глазами и в конце концов все равно сливались в одно красное пятно. Разница была лишь в том, на какой стороне сражался тот или иной удалец, ставший теперь трупом. Но и эта разница уже была не важна — смерть уравняла их всех.
читать дальше
 
запись создана: 03.11.2013 в 22:09

@музыка: David Usher - "Black Black Heart".

@настроение: творческий настрой.

22:45 

"Сила Трех": оглавление

Our lives are not our own. From womb to tomb, we are bound to others. Past and present. And by each crime and every kindness, we birth our future (Cloud Atlas ©).

The Power of Three

главная